Манифест российского либерализма

Россия - самая!

К концу 1997 года в России в основном завершилась революция. Советское государство не выдержало конкуренции с более эффективными либеральными системами и рухнуло.

Но определяющая причина слома СССР была не внешняя, а внутренняя: с конца 70-х годов стало очевидным, что советская система остановилась в развитии, катастрофически быстро стареет и вырождается, теряя свою целостность и эффективность. Политическая конкуренция с либеральными системами, получившая название "холодная война", только ускорила саморазрушение.

Поэтому произошедшая революция - неизбежный итог старения системы, завершившегося ее развалом. Эта революция не была ни запланированным политическим актом, ни обдуманным и целенаправленным действием какой-то группы людей. Скорее, речь может идти о развязке, к которой вел естественный ход исторического развития России.

Революция выполнила две объективные задачи - разрушила политико-экономические основы старой, тоталитарной системы, сломала формальную организационно-административную структуру этой системы, а также создала некоторые предпосылки построения нового либерального государства.

Логическое продолжение короткого, около семи лет, революционного этапа - долгий эволюционный период, главная задача которого - показать преимущества новой, только начавшей формироваться либеральной системы для России, по сравнению с тоталитарной системой прошлого.

Те, кто в России называют себя коммунистами, носителями "левой" идеологии (у нас сегодня "левая" идеология отождествляется с коммунистической), продолжают настаивать на том, что либеральный путь - не для России.

Другие, которые причисляют себя к сторонникам "правой" идеологии, оказываются политически двойственными: с одной стороны, они категорически отрицают как коммунистическую доктрину, так и основанную на этой доктрине тоталитарную систему; но с другой - они настаивают на необходимости для России построения жесткой "вертикали власти", считая, что такая власть не входит в противоречие с рыночной экономикой и другими основополагающими демократическими свободами: независимыми от государства СМИ, неподконтрольными государству общественными институтами и т.п.

Есть, разумеется, среди таких "левых" и "правых" и те, которые все еще лелеют иллюзии об "особом пути России".

Однако в ближайшие годы судьбу страны определит не выяснение отношений между "правыми" и "левыми", а результат противостояния представителей двух антагонистических политических идеологий - авторитарной и либеральной.

Спор между авторитарной и либеральной идеологиями насчитывает века, но в России он никогда не велся на равных. Авторитарная идеология исторически оказалась определяющей в России, а в качестве марксистско-ленинской абсолютно господствовала в стране почти все ХХ столетие.

В отличие от авторитарной, либеральная идеология не только не смогла реализоваться в России в практической политике, но ее сторонникам не удалось даже сформулировать свою конструктивную теоретическую базу.

Цель настоящего манифеста - в том, чтобы выработать общий язык для либералов России, договориться на этом языке о необходимости либерального развития и определить стратегические приоритеты на этом пути.

Свобода, диктат, либеральное развитие

Понятия свободы и диктата лежат в основе двух антагонистических политических идеологий - либеральной и авторитарной. Поэтому принципиально важно дать конструктивное определение этим основополагающим понятиям.

Со словом свобода в русском языке ассоциируется несколько на первый взгляд сходных понятий: воля, самостоятельность, независимость и др. Поэтому важно выделить главную содержательную составляющую понятия свобода.

В течение нескольких тысяч лет с неизменной последовательностью одни и те же заповеди переходят от пророка Моисея к Иисусу Христу, от Иисуса Христа к пророку Магомету; они же содержатся в практически неизмененном виде во всех прошедших испытание временем основных религиях мира.

Сумма изложенных в заповедях самоограничений составляет религиозную этику.

В каждой из религий источник этих самоограничений полагается божественным, а не человеческим. Так, ограничения, изложенные в десяти заповедях, были получены Моисеем от Бога, а когда Иисус Христос говорил, что человек несет их в своей душе от рождения, под этим понимается то божественное в человеке, что отлично от его физического и психологического существования. То есть самоограничения (заповеди) здесь должны пониматься прежде всего как внутренние, не только по их божественной причине, но и по их практическому осуществлению. Именно в своих этических основах различие между Ветхим и Новым Заветами и Кораном представляется мало существенным.

Точно так же во всех основных вероисповеданиях в центре религиозной этики лежит идея свободы. Свобода индивида в его решении не только признать или нет данную религию, но и свобода признания этических ограничений, вытекающих из религии, принимаемой индивидом.

Несмотря на то что на протяжении тысячелетий во многих школах и течениях различных вероисповеданий центральный этический принцип свободы искажается или даже вовсе забывается, он остается их либеральной основой.

Люди светские, нерелигиозные добровольно принимают на себя ограничения, которые уже сложились как нормы общепринятой морали и этики, хотя и эти нормы исторически, как правило, имеют религиозное происхождение.

Таким образом, можно сказать, что десять заповедей составляют естественную систему самоограничений.

Огромный опыт развития человечества свидетельствует, что десять заповедей есть не только естественная, но и достаточная система самоограничений, т.е. что все остальные добровольные ограничения так или иначе являются следствием этих десяти.

Поэтому под свободой (индивида) я предлагаю понимать достаточную систему внутренних ограничений, или самоограничений.

Под диктатом (по отношению к индивиду) я понимаю любую систему внешних (навязываемых) ограничений, исключающую свободное решение индивида принять или не принять эти ограничения.

Источником внешних ограничений обычно является власть, и прежде всего государственная власть - власть, которую само общество формирует как для защиты себя от хаоса изнутри, так и от неприемлемого воздействия снаружи.

Но не только власть - источник внешних ограничений для индивидуума. Общество само тоже принимает и устанавливает внешние ограничения и "упаковывает" их в виде морально-этических норм, писаных и неписаных законов.

Распространенные примеры навязываемых ограничений: "по газонам не ходить", "посторонним вход запрещен", но есть и более серьезные: "партия - наш рулевой", "ты записался добровольцем?" и др.

Таким образом, свободный человек - тот, для кого достаточная система внутренних ограничений является естественной, органичной.

Тогда можно сказать, что раб - человек, подчиняющийся воле другого, не ощущающий потребности во внутренних ограничениях или игнорирующий их, но принимающий и признающий внешние; а вольный - не признает ни внутренние, ни внешние ограничения.

Исторический опыт показывает, что эволюция отношений между индивидуумом и властью, индивидуумом и обществом в течение многих веков определяется изменением соотношения между внутренними и внешними ограничениями в пользу увеличения добровольно принимаемых и уменьшения навязываемых.

Такая тенденция изменения соотношения между внутренними и внешними ограничениями будет называться либеральным развитием, или либерализацией.

Наша главная гипотеза состоит в том, что увеличение числа людей, принимающих (или открывающих в себе) достаточную систему внутренних ограничений, т.е. свободных людей, с одновременным уменьшением ограничений со стороны власти (государства), - иначе говоря, либерализация - повышает возможность для самореализации личности, самоорганизации общества и тем самым увеличивает эффективность функционирования общества и государства в целом.

И именно в этом смысле можно сравнивать эффективность авторитарной и либеральной моделей власти.

Идея либерализации государственной власти и самоорганизации общества пронизывает два основополагающих исторических документа нового времени: английский Билль о правах и американскую Конституцию.

Пять стратегических приоритетов России

Либеральное развитие

Первый приоритет.

Либерализация личности.

К свободе - дорогой веры, просвещения и труда. Не мешать сильному - сильный поможет слабому. От патриота-государственника - к патриоту-либералу.

"Реальная проблема состоит в том, что многие люди живут иллюзиями свободы, которая может быть установлена декретами правительства, вместо того чтобы самим создавать условия, при которых они могут определять собственную судьбу".

Д.Свифт

Главное достижение российской власти революционных 90-х годов состоит в том, что она помогла миллионам граждан начать долгий путь преобразования менталитета от рабского, безответственного - к менталитету свободного человека, способного самостоятельно принимать решения и отвечать за их последствия, и поэтому менталитету, безусловно, более прогрессивному. Трудно, наверное, точнее, чем профессор Д.Дондурей описать новую реальную силу России: "К осени 1999 года, - пишет он, - в России выросли и психологически сформировались молодые более или менее экономически состоятельные люди. Они научились работать. Ждут сильной власти, веры в идеалы, не стесняются пафосных чувств. Не стесняются любить Родину ("пусть она уродина"). Не хотят эмигрировать. Они хотят жить, как на Западе, но чтобы вокруг говорили по-русски. Их интересуют собственные возможности, частная жизнь, патриотизм и не интересует величайшая драма всей российской истории - противостояние власти".

Они разные, эти "новые средние": предприниматели разного калибра, служащие корпораций, начинающие политики, журналисты, русские и нерусские. Их объединяет одно - они не ждут ничьей помощи, ни президента, ни чиновника. Они научились рассчитывать только на себя, и в этом их сила.

"Судьба не только любого дела, фирмы, но и всей страны зависит в основном от них", - заключает Д.Дондурей.

Поэтому главный стратегический приоритет - приоритет номер один либеральной власти - должен состоять в создании условий для умножения свободных граждан в стране. Замечательно, что сделать это достаточно просто - этим людям необходимо не мешать. Не мешать строить компании, открывать магазины и кафе, ездить за границу, создавать культуру, которая им нравится.

Здесь необходимо сделать важную оговорку и провести четкое различие между человеком независимым, то есть умеющим самостоятельно обеспечить себя, свою семью всем необходимым, и человеком свободным. Свободный человек не обязательно может самостоятельно решать свои экономические и другие проблемы. В то же время независимый человек не обязательно связывает себя самоограничениями. Но, безусловно, для большинства граждан независимость - первый шаг к свободе.

Главная опасность для России кроется в альтернативе, с которой сегодня сталкивается человек, достигший независимости: оставаться независимым и безответственным, т.е. вольным, либо отвечать не только перед самим собой за свои действия, но и перед обществом и государством за последствия этих действий, т.е. взять на себя и гражданскую ответственность - стать свободным.

Помогать независимым гражданам в разрешении этой дилеммы должно быть главной задачей либеральной власти.

Вера, просвещение и труд - вот основные элементы культуры общества, только посредством укрепления и развития которых миллионы граждан России смогут стать свободными.

Невмешательство государства в дела церкви и понимание им потребности в вере как неистощимом источнике сохранения и укрепления духа для верующих; культивирование просвещения и образования не только и не столько как института приобретения знаний, а прежде всего для утверждения в человеке личности, ее уникальности и неповторимости; возвышение института труда как единственного способа достижения универсальной ценности - независимости и самостоятельности гражданина.

Останутся независимые вольными и безответственными - Россия продолжит свой авторитарный путь, конечно, не коммунистический и, конечно, нацистский - другого не дано. Поможет либеральная власть независимым стать свободными - Россия наконец состоится как государство либеральное и эффективное.

Человек независимый и свободный - сильный. Сила государства определяется силой его граждан - каждого в отдельности.

И, наконец, о патриоте России, о человеке, который любит Россию. Патриоты традиционно составляют наиболее политически активную часть общества; точно так же, как традиционно, в своем большинстве, поддерживают авторитарную форму управления Россией, считая эту форму власти единственной, гарантирующей целостность государства и порядок в нем.

Задача либералов состоит не в разоблачении патриотизма, что ошибочно по существу, а в помощи патриоту-государственнику стать патриотом-либералом. Американский патриот нисколько не меньше русского (или российского) любит свою Америку. Но он патриот-либерал, и поэтому Америка - богатая, а наш патриот - государственник, и поэтому Россия - нищая.

Важно помочь нашим патриотам понять, что только в силу того, что большинство из них люди верующие и этически ориентированные, - они уже либералы, а не государственники. Я еще раз подчеркиваю, что, с нашей точки зрения, Иисуса Христа, пророка Магомета и пророка Моисея следует трактовать как основателей идеологии либерализма, идеологии раскрепощения человека, а не идеологии подчинения и диктата. Только когда нынешние патриоты России из государственников "перекрестятся", как и подобает истинно верующим людям, в либералов, Россия начнет стабильно развиваться как эффективное современное государство.

Второй приоритет.

Либерализация власти.

От превосходства государства над личностью - к превосходству личности над государством.

"Основная идея либерализма - это осуществление свободы личности. А основной метод действия - устранение всего того, что грозит существованию индивидуальной свободы".

В.Леонтович

Основополагающим принципом формирования системы власти в любом либеральном государстве является приоритет личности над государством. Важно понимать, что власть объективно призвана ограничивать действия граждан, но эти ограничения должны быть минимальными именно с целью увеличения возможности самореализации личности. Ельцинская Конституция следует классическим и проверенным временем канонам в построении либеральной системы власти, подтверждая слова В.Леонтовича, что "самое важное в конституции - это спасение свободы от подавления концентрированной государственной властью".

Статья 2 Конституции РФ провозглашает: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства".

Достижение этой главной цели исключает концентрацию власти, а потому необходимо дробление ее как на независимые друг от друга ветви власти (исполнительную, законодательную и судебную (статья 10), так и разграничение полномочий по территориям (центральная, региональная, местное самоуправление (статья 11).

Указ президента В.Путина о создании семи федеральных округов и законы о возведении так называемой "вертикали власти", предложенные президентом и принятые Федеральным собранием РФ в 2000 году, ведут к узурпации всей полноты власти президентом, разрушают основополагающий механизм гарантий прав и свобод граждан в демократическом государстве и тем самым нарушают дух и букву Конституции Российской Федерации.

Одновременно вместо укрепления судебной системы, слабость которой объективно присуща сложному переходному процессу от одной политической формации к другой, власть еще более ослабляет судебную систему, предлагая в виде дополнения к ней "диктатуру закона". При этом, помимо бессмысленности этого термина, уничтожается главный смысл закона - защита высшей ценности, провозглашенной Конституцией: человек, его права и свободы. Поэтому "вертикаль власти" и "диктатура закона", органично дополняя друг друга, являются механизмом разрушения действующей Конституции.

Таким образом, второй важнейший приоритет либеральной власти состоит в отмене указов и законов, противоречащих Конституции Российской Федерации и в утверждении превосходства личности над государством.

Третий приоритет.

Либерализация общества.

От авторитарного управления - к самоорганизации и саморазвитию.

"Крупицы знаний, таланта и опыта, рассеянные среди миллионов, сливаясь в едином, никем не направляемом процессе, формируют такую структуру человеческой деятельности, что ее возможности далеко превосходят все, что могло бы быть достигнуто, если бы мы руководствовались сознательно задуманным проектом".

Ф.Хайек

Раскрепощение человека, доминирование его прав и свобод над всеми остальными приоритетами создают необходимые и достаточные условия для замены авторитарной системы управления государством на более эффективную самоорганизующуюся и саморазвивающуюся.

Все без исключения граждане каждый день, покупая или продавая товар или услуги, прямо или косвенно участвуют в создании самого крупного и значимого общественного института - рынка. Именно в силу самоорганизации и саморазвития рыночная экономика оказалась эффективнее плановой. (Я умышленно не выделяю проблемы развития рыночной экономики в России в специальный раздел, поскольку в силу колоссального интеллектуального и материального потенциала экономические проблемы России на девяносто процентов исчерпываются решением политических. Минимально разумные политические решения немедленно позволяют заметно улучшить материальное благосостояние общества.)

По этой же причине самоорганизующиеся политические институты, идеологические и культурные сообщества, информационные структуры эффективнее создаваемых из одного или нескольких центров власти. Этим же аргументом исчерпывается вопрос о возможности совмещения рыночной экономики с авторитарной политической системой. Ответ - да, совмещение возможно, но такая эклектичная система обязательно будет проигрывать по эффективности системе самоорганизующейся во всех составляющих, а не только в экономике. Еще одним важным аргументом в пользу самоорганизации служит ее большая устойчивость и чувствительность к изменениям внешней среды, по сравнению с централизованными моделями управления.

Важно подчеркнуть, что речь не идет об отказе от всех внешних ограничений (или, как любят говорить оппоненты либерализации, - о "вседозволенности"). Но ограничения со стороны власти должны быть минимальными и соответствовать реальному состоянию экономики, политической зрелости общества, культурным традициям и т.п.

Четвертый приоритет.

Либерализация государственного устройства.

От диктата центра - к консенсусу субъектов. Республикам Российской Федерации - государственный статус.

"Для меня любая власть надо мной - мучение, и я готов ее признать только, если я верю, что она исходит из Высшего Разума".

Б.Франклин

Продолжающаяся почти десять лет тайная и явная война в Чечне наглядно продемонстрировала глубочайшее непонимание существа затянувшегося конфликта; политическую недальновидность и первого, и второго президентов России; интеллектуальную несостоятельность почти всей политической элиты; а вовсе не слабость армии и спецслужб или агрессивность чеченцев.

Главная проблема заключается в исключительно сложном процессе преобразования Советского Союза, России из тоталитарного государства в либеральное. Многие вздыхатели по рухнувшей империи винят Горбачева и Ельцина. Но кто из них двоих так гениально прочертил линии распада СССР - ровно по границам национальных республик? Значит, причина по крайней мере шире "злого гения" Горбачева или Ельцина.

Утверждение первое: основная причина распада СССР, а на самом деле Российской империи в том, что за многовековую историю ни царь, ни генеральный секретарь, ни, что самое главное, интеллектуальная элита Российского государства не смогли решить ключевой вопрос - создать единую политическую нацию (терминология А.Линкольна), как это сделали всего за двести с небольшим лет американцы. У нас же в России столетиями людей делили то по вероисповеданию, то по национальному признаку, то на жидов и черносотенцев, то на кавказцев и тех, кто живет на равнине, и при этом, всегда - на русских и нерусских.

Это не упрек кому-либо, а констатация факта. Я даже могу согласиться, что преодолеть этот дефект менталитета сложнее, чем многие полагают, хотя попытки были. Последняя на моем веку - при Л.Брежневе, провозгласившем "новую общность - советский народ".

Результат известен.

Но помимо основной причины распада, неумения решить проблему равноправия всех наций Союза, была еще одна - неспособность советского руководства своевременно осознать новые политические тенденции. Поэтому не была предпринята даже попытка трансформировать СССР в конфедерацию. Я не утверждаю, но считаю, что этот опережающий шаг мог дать шанс на построение единого экономически и политически, эффективного евразийского государства.

Утверждение второе: Российская Федерация в ее отношении к проблеме национального самоопределения - уменьшенный аналог СССР, и в ней на протяжении многих десятилетий протекают те же процессы, что и на всей территории бывшего Советского Союза. И то, что в СССР русских и нерусских было примерно поровну, а в Российской Федерации русских существенно больше половины населения, ничего не меняет. Чечня - яркий пример: чеченцев в России - меньше миллиона, а нечеченцев - чуть ли не в сто пятьдесят раз больше. И что? Покорили? Успокоили? Чечня подает всей России сигнал и дорого платит за это предупреждение; Россия дорого расплачивается за то, чтобы его понять.

Давайте наконец наберемся мужества и попробуем разобраться в истинной причине войны в Чечне, в России и почему Россия в Чечне обречена на поражение.

Россия никогда за всю свою долгую историю не имела либерального общественно-политического устройства и поэтому не имела опыта сохранения государственной целостности в условиях децентрализованной политической и экономической организации. Революция 90-х годов впервые кардинально изменила характер связей субъектов необъятной страны друг с другом и с центром. Свободный рынок, свободные выборы, диверсифицированная власть - необходимые атрибуты демократического государства с неизбежностью породили колоссальные центробежные силы. Консервативное, доставшееся в наследство от империи, мышление с его естественным желанием сохранить доминирующее влияние центра в сочетании с центробежными силами привели к огромным внутренним напряжениям.

Особенно сильны эти напряжения там, где наряду с проблемами, объективно вызванными либеральными реформами, сохранились нерешенные веками субъективные проблемы межнациональных отношений, - именно это усиливает напряжение, доводя его до разрыва.

Снять напряжение можно двумя способами.

Первый - разрушительный: продолжать прежнюю политику, которая привела к распаду Союза и неминуемо приведет к распаду (дай Бог не к взрыву) России. "Вертикаль власти" - провозглашенная и выстраиваемая вторым президентом России - прямое возрождение идеи воссоздания унитарного государства на территории России с абсолютно предсказуемыми последствиями. Отличие только в скорости процесса: СССР просуществовал 69 лет, Российская Федерация в ее сегодняшних границах в унитарном виде просуществует на порядок меньше.

Второй - созидательный: сделать правильные выводы из истории распада Союза и кардинально изменить взаимоотношения центра и субъектов федерации и взаимоотношения субъектов друг с другом с целью ослабить напряжения за счет больших свобод для субъектов и придания большей гибкости их взаимоотношениям с центром.

Знаменитая фраза президента Б.Ельцина, обращенная к регионам и шокировавшая наших империалистов: возьмите "столько суверенитета, сколько в состоянии переварить", - совершенно логичный шаг в этом направлении. Но только первый шаг. А необходим еще один.

В основу принципиально нового государственного устройства должны быть положены два принципа, соответствующие новому либеральному политическому и экономическому строю страны.

Первый. Не центр делегирует функции субъектам, а субъекты на основе консенсуса самостоятельно решают, какие функции делегировать центру.

Второй. В полном соответствии с Конституцией РФ все республики наделяются государственным статусом. То, на что не смогли решиться лидеры Советского Союза, должна решить будущая либеральная власть в России. Только на этом пути возможно сохранение России как единого государства. Но, что не менее важно, новый принцип государственного устройства позволит по-новому позиционировать Россию в сложном и быстро изменяющемся мире, даст возможность сформулировать ясные внешнеполитические приоритеты страны.

Пятый приоритет.

Либерализация позиционирования России во внешнем мире.

От захвата без контроля - к контролю без захвата.

"Евразия является центром мира и тот, кто контролирует Евразию, осуществляет контроль над всем миром".

З.Бжезинский

"Великая шахматная доска" - так назвал политическую головоломку на огромном Евразийском пространстве профессор З.Бжезинский. На этой доске в течение столетий разворачивается захватывающая партия. Чтобы выиграть в шахматы, нужно уметь считать на много ходов вперед и думать быстро.

Россия уже сделала много плохих ходов, но самое непростительное - почти всегда долго думала. Даже гордилась этим: "медленно запрягаем - да быстро едем". Но дело в том, что в шахматах на кобыле не объедешь, и удаль молодецкая не спасет. Флажок на политических шахматных часах, отсчитывающих время, отведенное нам для принятия принципиальных стратегических решений, уже повис и вот-вот упадет: ход нужно делать как можно быстрее, но и ошибаться больше нельзя.

Мы обязаны констатировать: внешняя политика СССР, опиравшаяся на ошибочную идеологию и потому ставившая неверные стратегические цели, а позднее российская внешняя политика - точнее, ее отсутствие - нанесли непоправимый ущерб нашим насущным интересам.

Поэтому ни власть, ни эксперты, ни, самое главное, общество не могут ответить на тривиальные вопросы: НАТО в Косово - это хорошо или плохо для России? Американские военные базы в Средней Азии сегодня, а в Грузии завтра - это поражение или победа?

Если это поражение - то почему? И кто понес за него наказание? Если победа - то объясните, в чем ее выгода для граждан России и раздайте награды победителям за успешные операции.

А может быть, нас это все не касается и для нас это не важно?

Парадокс: вся армия брошена на войну в Чечне, вся политическая изворотливость устремлена на ее оправдание, а в это время по всему периметру все еще огромной страны происходит беспрецедентный передел традиционных, подчеркиваю - традиционных, а значит, во многом исторически эффективных для России и для ее соседей сфер влияния.

Но это только кажущийся парадокс - свою политическую несостоятельность власть пытается прикрыть борьбой с террористами и шарахается из стороны в сторону: то мы не любим Америку, то любим, то опять не любим, и не знаем, на чем сердцу успокоиться. Пора бы выучить банальную истину - "в политике нет постоянных друзей, а есть постоянные интересы".

Основной смысл либерализации внешней политики России состоит в отказе от устаревшей идеологии владения (захвата, удержания) и в переходе к идеологии контроля, то есть эффективного управления.

США, а за ними и другие страны уже давно отвергли идею захватнических войн, потому что поняли, что политика установления контроля без захвата значительно эффективнее захвата без контроля. Поэтому в приведенной мной в начале этого раздела цитате З.Бжезинский говорит о контроле над Евразией, а не о владении ей.

Но наиболее упрямые и непонятливые - Гитлер в Германии, Сталин в СССР и другие вожди - даже в середине и второй половине ХХ века продолжали удовлетворять собственные амбиции - владеть, за счет жизней десятков миллионов своих и чужих граждан.

Я считаю, что у либеральной России есть стратегия, которая может позволить нам не только продолжать оставаться на большой части Евразии, исторически принадлежащей России, но и получить влияние на огромных мировых пространствах в интересах страны.

Главной задачей, задачей номер один, во внешнем мире для либеральной России должны стать отношения со странами Содружества Независимых Государств.

Этот приоритет необходимо формулировать совершенно конкретно: восстановление единого экономического и однородного военного пространства на всей территории СНГ.

Конструкции взаимодействия со странами СНГ для достижения этой цели могут быть различными: от локальных союзов типа Россия-Беларусь до модели объединенной Европы.

Но только необходимо усвоить, что без перехода самой России к новому либеральному государственному устройству этот первостепенный внешнеполитический приоритет нереализуем. Убедительный пример - многолетняя и заведомо обреченная на неудачу попытка создать союз Россия-Беларусь. В ответ политические лидеры Татарстана резонно рассуждают: почему Беларусь в новом союзе с Россией на равноправном уровне взаимоотношений, а Татарстан - нет. Потому что белорусов 12 млн., а татар - 8? Или потому, что белорусы и русские - славяне и братья во Христе, а татары - нет?

Очевидно, что аналогично думают не только политики Татарстана, но и политически ответственные лидеры всех входящих в состав Российской Федерации национальных образований. Поэтому ключ к успеху в достижении самого главного внешнеполитического приоритета для России - в изменении государственного устройства самой России в соответствии с ее Конституцией, а также в создании всяческих привилегий во взаимоотношениях с Россией для вновь образованных государств СНГ.

Вторая задача - Европа.

Цель - интеграция России в Европейское сообщество через сложившиеся институты типа Европейского союза, НАТО и др. наряду с максимальным упрощением в перемещении людей, товаров и услуг между Россией и объединенной Европой.

Первый шаг в достижении этой цели состоит в создании официальных (то есть наделенных необходимыми полномочиями государств-участников), постоянно действующих, рассчитанных минимум на 20-30 лет международных органов планирования и реализации решений по интеграции России в Европу. Эти международные органы могут быть созданы по подобию аналогичных структур, реализующих процесс создания объединенной Европы.

Третья задача - Северная Америка.

Построение долгосрочных равноправных отношений с США. Россия должна точно сформулировать для себя, что означает лидирующая роль США в мире. Понимание лидирующей роли США в мире не должно означать отказ от собственных, в том числе отличных от американских, стратегических приоритетов. Ярким примером служит ситуация на постсоветском пространстве, где, безусловно, интересы России и США сталкиваются, но есть регионы, где интересы России и США совпадают или могут совпасть.

Четвертая задача - КНР.

Профессор А.Ракитов отмечает: "Конечно, рано или поздно Сибирь будет заполонена китайцами! Вопрос не в этом, а в том, будут ли они россиянами или нет. Это зависит от нас. От нашей сегодняшней воли. Если китайцам в России жить будет лучше, чем в Китае, - ничего страшного. Просто у нас в армии будут служить российские граждане китайской национальности…"

Сегодня взаимоотношения с Китаем зависят от нас, от нашей воли и, я бы добавил, от умения реализовать три предыдущие внешнеполитические задачи, а также от способности создать долгосрочную заинтересованность Китая в сильной либеральной России.

Пятая задача - Арабский мир и Израиль.

Влияние СССР в этой части мира традиционно строилось на геополитической идее противостояния США и его союзнику в этом регионе - Израилю. Для достижения этих целей политическое руководство СССР культивировало усиление влияния в арабском мире экстремистских тенденций и использование их для создания международных террористических центров.

За последнее десятилетие Россия утратила влияние в арабском мире, которое ей досталось в наследство от СССР, что послужило толчком к началу крупномасштабной перегруппировки сил на Ближнем Востоке и в других арабских странах. Этот процесс только начался, и в нем активно участвуют прежде всего США.

Вследствие колоссального влияния Арабского мира на мировую экономику Россия должна взамен устаревших методов влияния найти новые, основанные на цивилизованных традициях и общих экономических интересах.

Более 20 миллионов мусульман, граждан России, - огромный политический потенциал влияния нашей страны в этой части земного шара.

Важнейшую для России роль в новом продвижении наших интересов в этом регионе может также сыграть Израиль в силу возрастающего влияния в нем миллионной русскоязычной диаспоры, составляющей почти четверть населения этой страны и имеющей встречные жизненно важные интересы в России.

Шестая задача - Япония, Корея, Индия.

Мощная экономика Японии и ее географическое положение требуют незамедлительного урегулирования вопроса о так называемых "северных территориях". За десятилетия после окончания Второй мировой войны было предложено много различных, в том числе выгодных для России путей решения этой проблемы. Самое неразумное с точки зрения интересов России в этом регионе - откладывать решение.

России нужна сильная Япония, дружественная Индия и объединенная Корея как важные участники установления баланса сил в этом регионе.

Седьмая задача - Африка, Латинская Америка, Океания.

Россия заинтересована в построении экономически и политически рациональных долгосрочных отношений со всеми странами этих регионов. Тем более что многие из этих стран, вступая в разнообразные союзы и блоки, существенно влияют на баланс сил и стабильность позиций России во внешнем мире.

Конечно, для реализации такой стратегии необходимо умение заглядывать вперед, воля и сила.

Заключение.

Глобализм как предельная форма либерализма.

Прозрачность каждого для всех, и всех - для каждого. От представительной власти - к прямому участию в принятии решений.

"Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу".

Евангелие от Марка

Современный мир переживает тектонические сдвиги. Они определяются рядом совпадающих по времени событий: распад СССР, появление единственного мирового лидера - США, перераспределение сфер влияния в наиболее значимых регионах земного шара, а главное - глобализация всех основных процессов, определяющих жизнедеятельность человечества: информации, политики, экономики, транспортных потоков людей и материальных ресурсов.

Такое беспрецедентное изменение мира не может не сопровождаться системным кризисом, поскольку одновременно трансформации подлежат чуть ли не все устоявшиеся представления о мире. По существу, речь идет о замене отживающей эстетики постиндустриального общества на новую, я ее называю эстетикой предельного либерализма.

Суть ее состоит в тотальной "прозрачности" каждого для всех и всех - для каждого, что позволяет качественно сократить ограничительные функции власти путем их перераспределения в пользу граждан и общественных институтов.

В течение всего XX века США достойно несли тяжелый крест идеолога либерализма. Однако политика США на протяжении последних лет, а особенно после 11 сентября 2001 года, имеет вектор, диаметрально противоположный либеральной идее и уж тем более - идее предельного либерализма. То есть вместо того, чтобы в ответ на новые качественные изменения мира отреагировать новой идеологией (развивающей традиционную либеральную, на основе которой США стали мировым лидером), Америка отступает назад: усиливает государственные институты, ужесточает централизованный контроль над обществом и гражданами и т.п.

Глобализация - не как унификация и ограничение свобод, чего справедливо опасаются ее противники, а как предельная индивидуализация и расширение свобод одновременно с абсолютной прозрачностью каждого гражданина для общества и власти, а власти и общества для каждого гражданина, т.е. информационного равенства, - вот продолжение вектора либерального, а следовательно, наиболее эффективного развития мира. Важно отметить, что естественный путь развития современных информационных технологий, уже проникших в каждый дом, в каждую семью, предопределяет абсолютную прозрачность каждого человека, хочет он этого или нет, а следовательно - именно такой "прозрачный" способ организации общества.

Одновременно новые информационные технологии позволяют существенно сократить объем решений, делегируемый обществом представительной и исполнительной властям, заменяя решения властей прямыми референдумами практически по любым значимым для общества и государства вопросам.

На этом этапе смены парадигмы развития человечества Россия получает новый шанс. Потому что лидером нарождающегося нового мира станет тот, кто первым воспримет и реализует передовую идею - идею предельного либерализма и, следовательно, построит самую эффективную систему организации общества и государства.

Россия в течение всей своей истории была максималистской страной: самой жестокой, самой жалостливой, самой реакционной, самой чувственной, самой революционной, самой коммунистической. "Русские - максималисты, и именно то, что представляется утопией, в России наиболее реалистично", - писал Н.Бердяев. У России нет возможности выжить, если она не станет либеральной, но если Россия станет либеральной, то она будет - самая!

Cap d"Antibes - London, осень 2001 - весна 2002